Amos Rex — подземный музей в Хельсинки

В центре Хельсинки в прошлом году открылся частный музей современного искусства формата 2 в 1: выставочный зал под землей и общественное пространство на поверхности. Давайте узнаем у директора Кайя Картио о том, как Amos Rex привлекает туристов со всей Европы, почему музею обязательно нужен ресторан и зачем показывать молодых финских художников.

  • Amos Rex снаружи

Amos Rex на площади Ласипалатси в самом центре Хельсинки — музей, который маскируется под общественное пространство. Когда вы подходите к нему, то видите белые купола-холмы с окнами-иллюминаторами, по которым ползают дети, а горожане и туристы сидят и пьют кофе. Многие не сразу догадываются, что эти волнообразные конструкции — крыша выставочного зала, где прямо сейчас показывают выставку сюрреалиста Рене Магритта и голландского tech-art дуэта Studio drift.

Хай-тек комплекс Amos Rex назван в честь бизнесмена, газетного издателя и мецената Амоса Андерсона. Он не только собрал коллекцию из 400 произведений от Средневековья до модернизма, но и оставил свое состояние фонду, который после смерти магната открыл два музея его имени — в центре Хельсинки и на ферме Андерсона на острове Кимито. Первый просуществовал рядом с торговым центром Forum до 2017 года, когда было решено, что музею нужно новое здание — обязательно в центре города и обязательно подходящее для мультимедийных работ 21 века на стыке техники, науки и визуального искусства.

  • Lasipalatsi сейчас

Еще 13 лет назад на месте футуристического подземелья работал автовокзал, который спрятали под фундамент торгового центра Kamppi, а в 19 веке тут жили в казармах солдаты русской армии. В 1936 году на площади появился так называемый «Стеклянный дворец» (Lasipalatsi) — комплекс с большими окнами в стиле функционализм с офисами, кафе молочной компании Valio, рестораном и кинотеатром Bio Rex. Он проектировался как временное торгово-развлекательное пространство к Олимпиаде 1940 года. Однако, после начала Второй мировой войны олимпийские игры решили отменить, а «Дворец», к счастью не снесли, хотя власти города планировали сделать это в 70-е. В 1998 году Lasipalatsi реконструировали и он спокойно работал с кинотеатром и ресторанами пока сотрудникам музея Амоса Андерсона не пришла мысль приспособить шедевр модернисткой архитектуры под современное искусство. Быстро стало ясно, что торговое здание 30-х не подходит для демонстрации искусства, особенно масштабных инсталляций. Строительство нового помещения музея прямо на площади разрушило бы сложившийся облик места, поэтому было решено копнуть глубже — в прямом и переносном смысле. В итоге проект подземного комплекса во дворе Lasipalatsi воплотило бюро JKMM Architects. Amos Rex унаследовал первую половину названия от имени основателя Амоса Андресена и вторую — от кинотеатра, с которым буквально сросся корнями. Получилось, что музей стал новым местом встречи горожан и туристов в центре города, сидя на крыше Amos Rex они заглядывают в окна выставочного зала. Поблизости работают музей современного искусства Kiasma и главная художественная галерея Финляндии Атенеума — получился музейный квартал.

Кай Картио — директор Amos Rex на лекции, организованной командой «Манежа»

Теперь Amos Rex — самое близкое к Петербургу новое место с выставками современного искусства (помимо Kiasma), а его директор Кай Картио регулярно приезжает с лекциями о том, как сделать музей, который понравится и горожанам и туристам. Перед его выступлением в рамках проекта «Манежа» "New Now" мы узнали у руководителя новой институции о принципах, которые делают Amos Rex современным музеем.

Ресторан и магазин в «Храме искусства»

Взгляд на музей как на «Храм искусства» долгое время преобладал в Финляндии, как и во всей Западной Европе в целом. Amos Rex для меня — тоже храм, но одновременно это и место, где посетитель может отдохнуть. Ресторан и магазин в музей должны быть не только с экономической точки зрения, но и для того, чтобы посетитель получил комплексный опыт, музей сейчас — это не только искусство, которое можно там увидеть. Музей начинается с сайта, который должен быть красивым и функциональным, с того, насколько легко купить билет на выставку, с удобного гардероба, что сейчас для Amos Rex особенно важно: за 6 месяцев мы приняли 400 000 посетителей. Я не вижу противоречий между идеей о том, что музей — это храм искусства и тем, что в нем должен быть развлекательный компонент. Уверен, в современном музее должен быть полноценный ресторан, кафе недостаточно. Кроме того у нас есть кинотеатр и множество образовательных программ на финском и шведском языке. Мы дублируем все наши буклеты и экскурсии на английский, потому что к нам приезжают туристы, возможно, если поток из России в Хельсинки увеличится, они появятся и на русском языке.

 
 

О выставочной политике и смелых решениях

Петербургу повезло с Эрмитажем, который хранит и выставляет коллекции египетского, античного искусства, в Финляндии этого нет. В нашем музее есть условные «картины в рамах»: в собрании Амоса Андерсена были и импрессионисты, и финские художники 20 века, но кроме того привозим мультимедийные проекты, которые раскрывают архитектуру именного нашего пространства и они становятся «блокбастерами». Например, сейчас идет выставка голландских художников Studio drift и они собирают публику не хуже, чем Рене Магритт, хотя зрителей старшего поколения модернизм привлекает больше. Мы продвигаем современное искусство, особенно северное: летом покажем художников-номинантов финской арт-премии Ars Fennica из Швеции, Исландии и Финляндии. А осенью зрители познакомятся с пионером модернизма в нашей стране — Биргером Карлстедом. В 20-е годы он создал интерьер первого кафе в духе модернизма в Хельсинки и мы воссоздадим облик заведения прямо на выставке, но самое главное — это будет настоящее кафе, где будут продавать кофе и десерты. Мы работаем с произведениями из нашего собрания поэтому все проще: обычно рядом с картинами не разливают напитки. Но в случае с конкретным художником интервенция работает на идею экспозиции, поэтому, на мой взгляд кафе будет уместно.

 
 

Зачем давать площадку молодым художникам
Каждый год Amos Rex делает всего 3 выставки. В следующем году среди них окажется проект «Generation 2020» с работами финских авторов от 15 до 23 лет, которые еще не сделали карьеру. Жюри рассматривает 500 полученных заявок и уже ясно,что уровень художников очень высокий, получится отличная, очень большая выставка. Такой конкурс проходит каждые три года, предыдущая выставка была еще в старом здании в 2017 году. Да, давать свои пространства под проект студентов — это риск для музея, но он того стоит. Я уверен, что мы привлечем молодую аудиторию, ведь ей хочется видеть, какое современное искусство делают их ровесники.

 источник http://www.sobaka.ru/entertainment/art/89853