Музеи в сетях новой медиареальности

Антон Белов. Фото: МСИ «Гараж»

Антон Белов. Фото: МСИ «Гараж»

Интернет и социальные сети навсегда изменили коммуникацию — между людьми, между производителями товаров и потребителями и между институциями. К примеру, пресс-службам крупных музеев сегодня нет необходимости лоббировать выход светской хроники в каком-нибудь журнале, достаточно сделать аннотированный альбом в Facebook. Каждый активный музей (и его топ-менеджмент) производит медиа­контент и инфоповоды со скоростью вагон в час — и этого объема достаточно, чтобы получить доступ к сердцам и умам тысяч людей. Но каждый подходит к возможностям, данным Интернетом, по-разному.

В конце прошлого года директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова атаковала своих подписчиков в Instagram серией постов, рекламирующих домен первого уровня .art. На момент написания этой заметки в ее аккаунте осталось только одно видео, в комментариях к которому размещен промокод на скидку на регистрацию домена в зоне .art у одного из провайдеров. На мой взгляд, появление этого домена не более чем устаревшая тенденция на «красивые» имена: сегодня любой браузер может на лету подставить необходимый адрес, а переход по ссылкам из статьи или Facebook избавляет от необходимости пользоваться клавиатурой, и название сайта уже не имеет никакого значения.

Директор Пушкинского музея Марина Лошак, наоборот, стремится к большей приватности. В недавнем интервью она сказала: «Я боюсь, что нас, директоров музеев, слишком много, и стараюсь сохранять уровень своего присутствия в медиа в той дозе, чтобы аудитория понимала, что происходит в музее. Борюсь с пиар-службой, прошу, чтобы меня поменьше использовали во всех событиях… Мы ищем более сложные и опосредованные решения и надеемся, что они станут приносить больше результатов». Такое желание директора повышать «медийность» сотрудников и проектов музея импонирует. Благодаря радикальной позиции Марины Девовны эс­эмэмщики Пушкинского работают на славу. Из последнего — рисунок Матвея Доброва из коллекции музея, опубликованный в Instagram с подписью: «Сегодня День сурка, но сурка у нас нет, поэтому вот упитанный барсук». И сразу же 2 тыс. лайков!

Другая тенденция последних месяцев — увлечение Telegram-каналами. Охват тем (от развлекательных до инсайдерских), глубина анализа, скорость реакции на события и, главное, возможность анонимных публикаций делают эти каналы уверенными конкурентами как печатных и электронных СМИ, так и телевидения. Согласитесь, что частные расследования, слухи и эмоциональные заявления гораздо ближе к настоящей жизни, чем отлакированная реальность, которую предлагают традиционные СМИ, как, например, и TANR. Среди множества существующих каналов я бы отметил общеполитический «Сталингулаг» (@stalin_gulag) и профильные «Музейный сноб» (@museumsnob) и приписываемый мне «Президент совриска» (@prezidentsovriska).

Отдельно хочется отметить промовидео, которыми увлеклись наши музеи. Без ложной скромности я первым упомяну «Гараж», который подготовил к Триеннале российского современного искусства видео с Федором Конюховым. Заметная работа — рекламные ролики Третьяковки, в частности видео к выставке «Некто 1917» с авангардистской коровой. Но самым смелым опять оказался Пушкинский музей, который разрешил изданию «РБК Стиль» снять новогодний ролик в интерьерах главного здания с участием комика Александра Гудкова в образе музейной смотрительницы. 

Новая медиареальность диктует новые условия. Нельзя рассматривать Интернет и соцсети как вторичный инструмент маркетинга. Сегодня уникальные медиапродукты для зрителей важны так же, как непосредственное посещение музея.