Виртуальным искусством заинтересовались коллекционеры

Сегодня виртуальное искусство уже перестало быть курьезом, интересующим исключительно программистов-гиков. Такие художники, как Пол Маккарти, Марина Абрамович и Джефф Кунс, начинают создавать произведения в виртуальной реальности (VR), а появляющиеся один за другим технологические стартапы предлагают все новые платформы для их распространения и продажи. Но с приходом в эту сферу коллекционеров и ростом цен возникают некоторые юридические и этические вопросы, в том числе о том, кому принадлежит такое искусство, как защитить свои произведения и кто имеет право размещать их в общественном виртуальном пространстве.

В конце 2017 года лондонская фирма Acute Art запустила виртуальную галерею с новой работой Олафура Элиассона «Радуга», имитирующей это явление природы. Произведение могут посмотреть те, кто оплатит членство в клубе галереи за $9,99 в месяц или $29,99 в год. Члены клуба используют собственные VR-гарнитуры.

По словам главного технолога Acute Art Дадо Валентича, в ближайшие месяцы на такой же основе будут представлены произведения Абрамович, Кунса, Аниша Капура, Натали Юрберг, Энтони Гормли и Мэта Коллишоу. Некоторые из работ, например «Радуга» Элиассона, находятся в совместной собственности художников и Acute Art. Для датско-исландского художника, в мастерской которого работает несколько программистов, сотрудничество принципиально важно. «Я хочу показывать свое творчество на разных платформах, но при этом оно должно быть доступным. Технологии быстро развиваются, и я не хочу ограничиваться каким-то одним решением», — говорит Элиассон.

Связанные с авторскими правами вопросы могут дополнительно усложняться тем, что в работе над VR-произведениями участвует несколько специалистов, от программистов до дизайнеров. Регистрация авторских прав на код может быть затруднительной — и нежелательной для художников. «Можно зарегистрировать авторские права на исходный код программы как на литературное произведение; кроме того, создающаяся на основе исходного кода эстетическая форма является другим слоем произведения, права на которое тоже можно зарегистрировать, — объясняет Кэтрин Льюис, юрист из нью-йоркской фирмы Meister Seelig & Fein. — Однако некоторые разработчики не спешат обращаться в бюро регистрации авторских прав, поскольку это делает их коды публичной информацией, что по сути равноценно раскрытию профессиональной тайны».

Вышедший на рынок на Венецианской биеннале этого года производитель VR-продукции Khora Contemporary предлагает модель, отличную от Acute Art. Копенгагенская фирма заказывает и создает произведения совместно с художниками и их галереями, причем за продажи отвечают последние. Среди работавших по этой схеме художников — Маккарти, Кристиан Леммерц, Эрик Паркер и Юй Хун. Их творчество оценивается в диапазоне от $15 тыс. до $300 тыс. (за произведение Маккарти, которое можно увидеть в Hauser & Wirth и Xavier Hufkens), а производственные расходы составляют от $15 тыс. до $50 тыс. 

 

Источник  http://www.theartnewspaper.ru/posts/5351/