Мнение: Зельфира Трегулова

Если ты хочешь добиться цели по максимуму, по гамбургскому счету — я очень люблю это выражение Виктора Шкловского, — будь уверен в том, что ты делаешь. И очень важно мотивировать на результат всех, с кем ты работаешь. Мотивация деньгами играет тут одну из последних ролей. Во всяком случае, для людей, которые работают в нашей сфере. Тут получаешь такое невероятное удовлетворение от результатов, что оно стоит любых денег, которые платят твоим коллегам в других сферах.

Третьяковская галерея в 2014 и 2016 годах — это действительно очень разные музеи. Но что удивительно, новых людей у нас — раз-два и обчелся. Сейчас, получив разработанную программу развития, стратегию управления бизнесом, мы, конечно, развиваем новые направления, которых прежде не было. У нас появился отдел маркетинга, заново запущен фонд поддержки Третьяковской галереи, серьезно изменились службы, которые занимаются фандрайзингом, развитием пространств и отношений со зрителями. В этих отделах работают новые люди. И мы стараемся принимать их на работу осторожно, дозированно, сокращая какие-то другие структуры. Потому что очевидно — штат отечественных музеев неоправданно велик.

К сожалению, если я понимаю, что человек никогда не сможет расстаться со старыми клише, расстаться придется с ним. Сегодня многие активные молодые люди хотят заниматься научной деятельностью. Это счастливая жизнь, где каждый твой день не отбывание повинности клерка, а интересная работа, посмотреть на плоды которой приходят сотни тысяч человек.

Фото: Юрий Чичков

Мне, жившей в советское время, много о чем думавшей, но не имевшей возможности реализовывать то, что приходило в голову, всегда было больно от отношения «принеси, подай, выйди вон». В те редкие случаи, когда меня благодарили, это делали не советские чиновники, а зарубежные коллеги. И это невероятно мотивировало, я навеки зарубила себе на носу, что людям нужно говорить спасибо. Каждый человек, если он профессионал, если он умен, может предложить интересные идеи, концепции и проекты.

В советские времена инициатива всегда была наказуема. Когда в 2015 году я пришла в Третьяковскую галерею, я поняла, что инициативу нужно поощрять. Большая часть нашей команды — это люди, которые работали в музее и раньше. У них теперь появилась дополнительная мотивация. Они стали предлагать идеи, которые вынашивали долгие годы. И так у нас были по‑новому преподнесены зрителю еще несколько лет назад запланированные выставки Серова и Айвазовского.

Благодаря очень ярким, получившим невероятный общественный резонанс проектам нам стало легче привлекать спонсорское финансирование. Мы открыли первый в России настоящий музейный кинотеатр. Объем средств, которые мы зарабатываем и привлекаем, растет с каждым годом. И это дает нам возможность быть более гибкими.

Сегодня положение музея в обществе изменилось. Чтобы он мог и дальше осуществлять свою миссию, мы должны были научиться разговаривать с людьми совершенно другим языком. Не скатываясь в откровенный популизм, преподносить художников, выбирая язык, подходящий поколению, которое книге предпочитает айпад.

Сегодня музей — последний демократический оплот культуры. Это не высокие слова: билет на выставку стоит меньше, чем в кино. Это место, которое заставляет людей думать. Сегодня многое в нашей жизни определяется бездумностью и неспособностью сосредоточиться на чем-то. Жизнь слишком быстрая, ты не останавливаешься ни на секунду. А музей — это иное течение времени. Здесь суета отступает. И ты оказываешься в другом измерении. А потом пишешь о своих впечатлениях пост в интернете.

Когда мы видим огромную очередь на выставку Рафаэля в Пушкинском музее, мы понимаем, что в этом и наша заслуга: люди возвращаются в музей, возвращаются к контакту с первоисточником. И это очевидная тенденция во всем мире. Зачем-то сегодняшнему человеку это очень нужно.

Источник https://esquire.ru/hero/34842-tretiakov-gallery/